Закрыть ... [X]

Все росписи спаса на крови

В прошлых заметках мы подробно рассказали об истории и архитектуре питерского храма Воскресения Христова, больше известного как Спас на Крови. Но знакомство с этим уникальным памятником архитектуры «русского стиля» будет неполным, если мы не полюбуемся его внутренним убранством. Интерьер Спаса на Крови не уступает наружному облику: входя в храм, ты будто оказываешься внутри сказочной шкатулки, искрящейся драгоценными камнями, позолотой и многоцветьем мозаичных полотен, которые сплошным ковром покрывают стены, купола и своды храма.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Ниже вы найдете описание и фотографии интерьера Спаса на Крови, включая уникальные мозаики внутри собора. Подробно об архитектуре здания можно прочитать в статье «Спас на Крови в Санкт-Петербурге: архитектура и мозаика на фасадах».


Увлекательную историю создания храма и его судьбу после революции можно узнать из иллюстрированной заметки «История Спаса на Крови».

Наконец, практическая информация о посещении Спаса на Крови в Санкт-Петербурге (как добраться, режим работы, цена билетов и т.п.) приводится тут.

Спас на Крови внутри: описание и фотографии внутреннего убранства

Убранство интерьера Спаса на Крови (храма Воскресения Христова) поражает своим великолепием. Внутреннее пространство собора довольно компактно (хотя собор рассчитан на 1600 молящихся), но настолько насыщено декором, что у вас захватывает дух от этой грандиозной красоты, искрящихся красок и восхитительного света.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В храме два ряда окон, причем раньше в них были вставлены разные по цвету стекла: бесцветные, прозрачные внизу и голубые вверху, с плавным переходом цвета. Из-за этого в любую погоду создавался эффект яркого голубого неба снаружи храма [2].

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Хотя над оформлением интерьера работали разные художники, он выглядит как целостное, гармоничное произведение. Высокие пилоны, парящие купола и своды создают впечатление устремленности к небесам.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Особенно поражает воображение мозаичное убранство (о нем мы подробнее поговорим дальше).

Мозаика внутри Спаса на Крови

Спас на Крови славится крупнейшим в России ансамблем произведений мозаичного искусства, из-за чего собор даже называют «музеем мозаики». В то время как мозаика снаружи лишь акцентирует основные композиционные узлы здания, внутри мозаичные композиции практически полностью покрывают плоскости стены, пилонов, сводов и куполов храма Воскресения Христова. Образа иконостаса и киотов — тоже мозаичные.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаичное убранство Спаса на Крови уникально как по художественному уровню, так и по своим масштабам. Если площадь фасадных мозаичных композиций составляет более 400 кв. м, то общий мозаичный покров в интерьере Спаса на Крови занимает 7065 кв. м [4].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Это единственный православный храм, мозаичное убранство которого столь велико по площади, — даже по европейским меркам это одна из крупнейших мозаичных коллекций [31]. По словам профессора Покровского, «ни один из храмов византийских, римских, даже равеннских и сицилийских, не имеет такого изобилия мозаик» [26].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Общеизвестно, что по сравнению с росписями мозаика — более дорогой, но зато более долговечный вид изобразительного искусства. Долговечность оказалась весьма полезным свойством, учитывая непростую судьбу храма после революции. Как показали дальнейшие события, применение таких прочных материалов, как мозаика и камень, помогло храму хоть как-то пережить годы испытаний.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Сегодня нам уже трудно представить Спас на Крови без его «фирменного» мозаичного интерьера. На самом же деле идея украсить храм изнутри мозаикой возникла не сразу: первоначально предполагалось интерьер расписать, а мозаику включить лишь в композиции фасадов и выполнить из нее иконы для иконостаса.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В марте 1895 года (когда о внутреннем мозаичном убранстве еще и речь не шла) был объявлен конкурс на изготовление наружных мозаик для храма Воскресения Христова. В конкурсе приняли участие «Венецианская мастерская» Антонио Сальвиати (Antonio Salviati) и Венецианское мозаичное общество (Società Musiva Veneziana), пользовавшиеся мировой известностью, немецкая фирма «Пуль и Вагнер», а также Мозаичное отделение Академии художеств, имевшее большой опыт работы в Исаакиевском соборе, и, наконец, первая в России частная мозаичная мастерская, основанная в 1890 году А. А. Фроловым. Предпочтение было отдано образцам этой мастерской, благодаря высоким художественным качествам, прочности и быстрой удешевленной технике набора [4].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Через год после конкурса было предложено использовать мозаику и для интерьера. Создание оригиналов поручили сначала мастерской А. А. Парланда, но вскоре решили заказать эту работу известным художникам, тем более что уже в 1894-1895 годах М. В. Нестеров, А. П. Рябушкин, А. Ф. Афанасьев, В. В. Беляев, Н. А. Бруни, Ф. С. Журавлев, Н. А. Кошелев, А. Н. Новосельцев и другие исполнили эскизы и картоны наружных композиций. К 1900 году были в основном закончены эскизы и картоны интерьерной живописи.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Подробно об истории создания Спаса на Крови, а также о ходе его строительства и дальнейшей судьбе храма читайте в заметке «История Спаса на Крови (храма Воскресения Христова)».

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Создание мозаичного убранства Спаса на Крови начиналось в частной студии декоративной мозаики А. А. Фролова на Кадетской линии. После ранней смерти мастера в июне 1897 года его заменил младший брат Владимир Александрович Фролов (1874-1942). Мастерская переехала, а позднее разместилась в собственном здании Фроловых на Васильевском острове. За сравнительно короткий период в этой мастерской было создано почти всё мозаичное убранство Спаса на Крови. В. А. Фролов стал крупным мастером русской и советской мозаики и считается главным создателем мозаичного убранства храма Воскресения Христова (Спаса на Крови).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В. А. Фролов продолжил изыскания брата, который первым в России освоил ускоренный «обратный» («венецианский») способ набора. Этот метод был рассчитан на создание масштабных композиций, воспринимаемых с большого расстояния. Живописный оригинал переводили на плотную бумагу в зеркальном отображении. Затем рисунок делили на части, после чего на каждую наклеивали кусочки смальты (лицевой стороной вниз). Готовую мозаику окружали рамой и заливали цементным раствором. Мозаичные блоки крепились к стене, а швы между ними заполняли мастикой, по которой композиция затем уже «добиралась» прямым способом [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В творчестве В. А. Фролова точность в передаче индивидуального подчерка авторов сочеталась с тягой к декоративной обобщенности рисунка и звучности колорита. Это в полной мере соответствовало художественным задачам модерна, а заодно и отвечало характеру монументальной мозаики как искусства, неразрывно связанного с архитектурой.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Декоративность достигалась усилением нескольких основных тонов, четким определением границ светотени, цветов и оттенков. Набор упрощался и укрупнялся с увеличением высоты. Отказ от шлифовки смальты помогал выявить богатство ее фактуры [4].

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В отличие от мозаик Исаакиевского собора, которые воспроизводили ранее созданные произведения масляной живописи, оригиналы сюжетов Спаса на Крови сразу писались в расчете на их исполнение в смальте. Внутри храма нет ни одной живописной работы. Удивительный ковер прекрасных мозаичных картин покрывает всё внутреннее пространство храма. Этот уникальный ансамбль создавался под руководством архитектора А. А. Парланда целым коллективом мастеров-мозаичистов по эскизам 32 художников, среди которых были В. М. Васнецов, М. В. Нестеров, А. П. Рябушкин, Н. Н. Харламов, В. В. Беляев и В. И. Отмар ([3]; [25]). Участвовал и сам Парланд.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Создание мозаик для Спаса на Крови контролировала комиссия экспертов по монументальной живописи во главе с Е. В. Покровским, авторитетным специалистом по православной иконографии. За работой живописцев непосредственно наблюдал В. И. Успенский, специально изучавший древнерусское искусство [4].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Жесткие требования комиссии стесняли творческую свободу художников, из-за чего, например, В. М. Васнецову и М. В. Нестерову эта работа не принесла творческого удовлетворения. Нестеров воспринимал данный заказ всего лишь как возможность заработать, как работу, далекую от подлинного творчества ([4]; [39]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Естественно, что художники, писавшие оригиналы для мозаик, отличались как степенью дарования, так и художественной манерой [31]. Например, мозаичные иконы по эскизам А. П. Рябушкина, Н. А. Кошелева и Н. К. Бодаревского выполнены в традициях академической живописи; в работах М. В. Нестерова и Н. А. Бруни можно заметить элементы модерна, а у В. М. Васнецова и Н. Н. Харламова преобладают черты византийской иконописи [10]. В итоге композиции остались неравноценными и разностильными [4]. Несмотря на это, внутреннее пространство храма воспринимается как единое целое.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаики внутри Спаса на Крови разделены в соответствии с концепцией храма на несколько тематических циклов ([4]; [20]):

- В папертях помещены орнаменты растительного характера на зеленовато-синем «ночном» фоне.

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

- В арочных проходах из папертей располагаются ветхозаветные сюжеты на голубом фоне, а также изображения двунадесятых праздников на золотом фоне (источник фото: [31]).

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

- На пилонах и пилястрах стен изображены святые, «опоры» Церкви (всего свыше 200 подвижников: апостолы, мученики, святые, пророки). Среди русских святых — князь Владимир Киевский и княгиня Ольга, князья-страстотерпцы Борис и Глеб, Михаил Черниговский и боярин Феодор, а также Александр Невский.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

- В центральной части храма на стенах и сводах на голубом фоне представлена земная жизнь Христа, начиная Благовещением и заканчивая въездом в Иерусалим.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

- В западной части храма, вокруг места смертельного ранения Александра II, помещены на золотом фоне сцены страданий Спасителя, Распятия и Воскресения; в восточной части, также на золотом фоне, — сюжеты, завершающие евангельский цикл (явления Господа после Воскресения).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Многочисленные библейские сюжеты разделены неповторимыми мозаичными узорами. Рисунок этого красочного багета разнообразен, но ведущее место занимает растительный орнамент [31]. По словам самого Парланда, орнаменты «преимущественно берут свои мотивы из растительного, подчас фантастического царства с примесью к ним изредка легкой плетушки» [20]. Мозаичные иконы и орнаменты заполняют поверхности пилонов и стен, плавно переходя в изогнутые поверхности арок, сводов и куполов [6].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Как уже было сказано, эскизы для мозаичного убранства Спаса на Крови выполнялись целой плеядой живописцев. Правда, по первоначальному замыслу архитектора А. А. Парланда, автором всех мозаик храма должен был стать один художник — Виктор Михайлович Васнецов, уже тогда прославившийся как выдающийся мастер религиозной живописи. Но в тот период Васнецов выполнял другие заказы, поэтому для храма были созданы лишь картоны двух образов в иконостасах — «Спаситель» и «Богоматерь с Младенцем» — и пяти мозаик на фасадах [1].

После Васнецова вторым художником, которому Парланд отдавал предпочтение, был Андрей Петрович Рябушкин. В своем творчестве этот мастер вдохновлялся традициями древнерусского искусства. Для Спаса на Крови Рябушкин исполнил картоны к 17 мозаикам внутреннего оформления включая «Исцеление сухорукого», «Исцеление бесноватого отрока», «Хождение Спасителя по водам», «Призвание апостола Матфея» на северной стене, «Брак в Кане Галилейской» в солее (возвышение перед иконостасом), «Насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек» на северном своде и другие, а также семь картонов для наружных мозаик [1].

Мозаики северной стены (источник фото [50]):

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Живописная манера А. П. Рябушкина отличается самобытностью, особым духом «русскости», но в то же время активным использованием приемов академической школы. Это особенно заметно на примере мозаики «Насыщение пятью хлебами пяти тысяч человек». Сферический полукупол воспринимается как небесный свод, что усиливается ярким фоном из голубой и темно-синей смальты [31] (источник фото: [50]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Монументальные мозаичные композиции северной стены Спаса на Крови, созданные по оригиналам А. П. Рябушкина, отличаются выразительностью линий, обобщенностью и звучностью красочных пятен. Сцены на противоположной южной стене (художники В. И. Отмар, В. П. Павлов, И. Ф. Порфиров и др.) специалисты признают более слабыми в художественном отношении [1] (источник фото: [52]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Центральное место в мозаичном ансамбле Спаса на Крови принадлежит произведениям Николая Николаевича Харламова. К тому времени он снискал славу художника-монументалиста, вдохнувшего новую жизнь в канонические приемы византийского искусства. Харламову было доверено выполнить эскизы сюжетов для большой апсиды и для плафонов всех пяти куполов. В общей сложности этому художнику принадлежат подготовительные работы к 42 мозаикам интерьера [1].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Самая масштабная из них — мозаичный образ Христа Вседержителя, «Христос Пантократор», в плафоне центрального купола — относится к числу наиболее значимых произведений в творчестве Харламова. Выразительный, четко очерченный лик благословляющего Спасителя с огромными темными глазами исполнен магнетической силы. Окружают его шестикрылые серафимы. Эта яркая работа выполнена в лучших традициях православной монументальной живописи и является апогеем мозаичной симфонии храма. В мозаике «Пантократор» проявились такие черты византийской иконописи, как обобщенность и широта композиции, лаконизм форм ([10]; [31]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика покрывает все пять куполов храма. Главный купол, как мы уже знаем, занимает образ Пантократора. В четырех малых куполах представлены: Богоматерь, Спас Эммануил, Иоанн Креститель и Спас Благое Молчание. Все эти мозаики созданы по эскизам Н. Н. Харламова по канонам византийской иконописи. Эти сравнительно небольшие по размеру композиции отличаются точным и ясным рисунком набора [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Рассмотрим подробнее мозаику северо-западного купола «Богоматерь». Художник изобразил женский лик необыкновенной красоты. Лицо овальное с округлыми щеками, нос слегка удлиненный с горбинкой. Волосы скрывает голубовато-бирюзовое покрывало, поверх него — темно- фиолетовая с золотой оторочкой накидка, покрывающая голову и плечи. Глаза Богоматери орехового цвета, но, оттененные бирюзовыми и фиолетовыми красками, издали воспринимаются как фиалковые [34].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Очень выразительна мозаика юго-западного купола «Иоанн Креститель». В центре этого плафона помещено погрудное изображение Иоанна Предтечи. Лик набран смальтой бежевых оттенков, четкая черная линия обрамляет глаза и нос святого [34].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика юго-восточного купола «Спас Эммануил» представляет Христа в отроческом возрасте, а мозаика северо-восточного купола «Спас Благое Молчание» — Христа в ангельском чине, до воплощения (то есть до прихода к людям), в виде безбородого юноши с крыльями за спиной. Нимб Спасителя здесь подобен восьмиконечной звезде.

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Тот же Н. Н. Харламов является автором мозаичной композиции «Евхаристия» на тему «Тайной вечери» в главном алтаре. Обычные посетители храма ее увидеть не могут, разве что иногда, когда царские врата иконостаса приоткрыты (но и тогда видна лишь центральная часть мозаики) (источник фото: [6]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Широкий мозаичный фриз, украшающий вогнутую поверхность стены, находится на небольшой высоте. Эта мозаика изображает литургический тип сюжета «Тайная вечеря», представляющий сакральный смысл установления обряда Причащения (Евхаристии), в отличие от исторического типа, в котором показан момент предсказания Христом предательства Иуды. Ангелы склонили над Христом рипиды, а серафимы — орудия страстей. К Спасителю направлено движение двух групп апостолов с выразительными жестами. Свершается таинство Евхаристии. Правой рукой Христос подает своим учением святой хлеб («сие есть Тело Мое»), левой — чашу с вином («сие есть Кровь Моя Нового Завета, за многих изливаемая»). В этой работе художник гармонично соединил византийские традиции с особенностями академической школы (источник фото: [33]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаики апсид и куполов выдержаны в утрированно крупном масштабе. Они находятся в фокусе восприятия и венчают весь живописный ансамбль. К числу таких знаковых композиций относится и мозаика «Христос во славе» над иконостасом (в средней апсиде), также созданная по эскизам Н. Н. Харламова:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

В центре мозаики изображена фигура Христа, несомого огненными серафимами. Образ с красивым темным ликом вписан в сияющий ореол — Мандорлу. Фигуру Христа окутывает светлый бело-бирюзовый плащ, из-под которого видны рукава красного хитона. Христос абсолютно неподвижен, живут только глаза. По краям расположились символы четырех евангелистов и две группы представителей небесного воинства [34].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Помимо вышеназванных композиций, Н. Н. Харламов был автором картонов, по которым были набраны некоторые другие мозаики в интерьере Спаса на Крови: 8 серафимов, 4 евангелиста, 4 изображения ангелов со страстями, 8 изображений сил небесных, 8 изображений ангелов, «Святой Василий Великий», «Святой Иоанн Златоуст», текст молитвы перед причастием, «Святые Кирилл и Мефодий», «Святые Стефан Пермский и Исаакий Далматский», фриз из серафимов, изображения серафимов и ангелов.

В работе над мозаичным оформлением храма также принимал участие художник Н. А. Кошелев. Кроме мозаичного панно кокошника южного фасада «Христос во славе», он разработал эскизы для двух панно в интерьере Спаса на Крови: «Преображение Господне» (на восточном своде) и «Бегство в Египет» (на восточной стороне, в солее):

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика «Преображение Господне» по оригиналу Н. А. Кошелева:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Авторство самого большого количества мозаик в интерьере и на фасадах Спаса на Крови (всего 48 эскизов) принадлежит художнику Василию Васильевичу Беляеву. В частности, внутри храма по его эскизам созданы крупные мозаичные композиции «Нагорная проповедь» на южном своде, «Вход в Иерусалим» на западном своде и «Благословение детей» на восточной стороне (в солее):

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика западного свода «Вход в Иерусалим» по оригиналу В. В. Беляева:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика южного свода «Нагорная проповедь» по оригиналу В. В. Беляева:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика малой северной апсиды «Сошествие Святого Духа на апостолов» по оригиналу В. В. Беляева:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика малой южной апсиды «Вознесение» по оригиналу В. П. Павлова:

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Именно В. В. Беляеву была поручена ответственная задача создания оригиналов для мозаичных сюжетов западной части храма, которая, как мы помним, располагается на месте смертельного ранения Александра II и потому — наряду с алтарем — является смысловым и композиционным центром пространства. Тема мученичества, уподобления убитого царя Христу и стремление сохранить память о месте его гибели была одной из главных идей храма-памятника Спас на Крови [35]. Отсюда и тематика мозаичных композиций, окружающих сень над «памятным местом»: здесь доминируют образы, связанные со Страстями Христа, с Голгофской драмой [6].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Цикл мозаик западной части Спаса на Крови, созданных по оригиналам В. В. Беляева («Положение во гроб», «Распятие», «Сошествие во ад»), отличается широкой размеренной манерой письма, четкостью рисунка и строгим соблюдением закона дополнительных цветов. В этих мозаиках тема мученической смерти Александра II ассоциативно раскрывается через судьбу Спасителя.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Сень над местом трагедии освещена через окно в западной стене. Вокруг этого окна помещены мозаичные композиции «Ангел Хранитель (погибшего императора)» и «Святой князь Александр Невский». Два воина, земной и небесный, застыли в карауле у места рокового покушения. Их образы исполнены достоинства и мужества. Художнику и мастерам-мозаичистам удалось великолепно передать холодный блеск доспехов Александра Невского и золотое шитье на красном плаще князя [31]. Венчает западную стену мозаика по оригиналу В. В. Беляева «Яко Твое есть царствие» («Новозаветная Троица»), с восседающем на троне Богом-Отцом, Иисусом Христом и парящим над ними голубем, символом Святого Духа [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Особняком среди работ В. В. Беляева стоит «Положение во гроб», отмеченное сильным влиянием стилистики модерна. Центральное место в композиции занимает положенное во гроб тело Христа, чья безжизненность подчеркнута вялыми складками покрывала. Вокруг склонили головы Иосиф Аримафейский, Мария Магдалина и другие персонажи.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Реставрация мозаик Спаса на Крови проводилась в 1980-1994 годах. Группа реставраторов под руководством художника-мозаичиста В. А. Шершнева очистила, отреставрировала и воссоздала утраченные фрагменты композиций, возродив уникальное собрание русской монументальной мозаики [6].

Подробно об истории храма-памятника Спас на Крови и его судьбе в XX и XXI веке читайте в заметке «История Спаса на Крови (храма Воскресения Христова)».

Камень в убранстве храма

Помимо мозаики, уникальность храма-памятника подчеркивает использование ценных минералов. Интерьер Спаса на Крови уникален по разнообразию и великолепию каменного убранства, по богатству отделки и обилию пород, фактур и оттенков русских самоцветов и итальянских мраморов. Это целый музей камня и камнерезного искусства, в создании которого принимали участие лучшие российские и итальянские мастера. В оформлении интерьера были использованы итальянские мрамора, уральская и алтайская яшма неповторимого рисунка, порфир, орлец [36].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Нижняя часть стен внутри храма облицована на высоту 2,5 м зелёным калабрийским мрамором Verde di Calabria, из него же выполнены солея иконостаса и резные скамьи вдоль стен [6]. (По другим источникам, это не мрамор, а итальянский серпентинит, который был заготовлен в Неаполе в 1905 году). Облицовка цоколя четырех центральных пилонов сделана из житомирского лабрадорита, обладающего свойством иризации, которое проявляется в виде радужного свечения: из глубины темной поверхности породы проступают ярко-синие, серебряные и золотистые искры ([31]; [42]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Удивительный наборный мраморный пол итальянской работы, как драгоценный мозаичный ковер, покрывает огромную площадь: 608 кв. м. Этот пол был изготовлен в 1902-1903 годах известной генуэзской фирмой «Нови» (фирма Джузеппе Нови) [6] (источник фото пола: [32]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Рисунок мраморного пола — геометрический орнамент густых насыщенных оттенков — вторит членениям внутреннего пространства и вместе с тем представляет самостоятельную композицию, где Парланд следовал античной традиции, в которой был воспитан. Толщина верхнего слоя мрамора — 5 мм [31] (источник фото ниже: [6]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

А. А. Парланд. План храма с рисунком пола, 1901 год (источник [20]):

Спас на Крови. А. А. Парланд. План храма с рисунком пола (1901)

За годы нелегкого существования Спаса на Крови этот инкрустированный мраморный мозаичный пол был почти полностью разрушен, но в настоящее время восстановлен в первоначальном виде ([1]; [36]). До революции от возможных повреждений его оберегали специальные тканые ковры [31], и сегодня ходить внутри храма разрешается только по специально отведенным для этого местам (ковровым дорожкам).

К сожалению, рассмотреть чудесный пол (точнее, оставленный для обозрения центральный участок) можно не всегда: бывает, что он заставлен стульями.

Иконостас и киоты. Мозаичные иконы Спаса на Крови

Еще один яркий пример использования ценных цветных минералов в интерьере Спаса на Крови — отделка иконостасов. Всего в храме три иконостаса: центральный, северный и южный — в принципе, их обычно считают тремя частями одного иконостаса. Так или иначе, обычным посетителям видна в основном только центральная часть (центральный иконостас). Южная и северная лишь немного проглядывают за киотами.

А. А. Парланд. Северная часть иконостаса, 1904 год (источник [20]):

Спас на Крови. А. А. Парланд. Северная часть иконостаса (1904)

Нарядный резной иконостас Спаса на Крови — одна из главных достопримечательностей собора. Он изготовлен из цветного итальянского мрамора мастерами генуэзской фирмы «Нови» по эскизам самого архитектора А. А. Парланда. Камнерезные работы производились по моделям русского лепщика Степанова в 1901-1907 годах [31]. Оттенки мрамора подобраны замечательно: красно-коричневый с разноцветными прожилками снизу, он постепенно светлеет, плавно переходя в нежный желтоватый [6].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Когда рассматриваешь иконостас, кажется, что перед тобой резьба по дереву, настолько естественны цвета и настолько тонко выполнена работа, да и сами формы иконостаса с его тонкими колонками и крупными кокошниками схожи с резными деревянными алтарными преградами.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Благодаря контрасту теплого «древесного» мрамора с зеленоватой облицовкой стен, иконостас удачно вписывается в красочный интерьер храма. Плоскость иконостаса разделена колонками, каждая из которых имеет собственный узор [31]. Карниз увенчан резными кокошниками с крестами (три центральных — из горного хрусталя, боковые — из мрамора).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Огранка хрустальных крестов выполнялась на Петергофской гранильной фабрике. Когда началась реставрация Спаса на Крови, выяснилось, что три центральных креста полностью утрачены. Мраморные кресты южной и северной части также находились в плачевном состоянии. К данному моменту они уже воссозданы реставраторами [48]. Центральные кресты из горного хрусталя воссоздаются в настоящее время (один уже можно увидеть на иконостасе).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Царские врата из чеканного серебра с эмалью были созданы для иконостаса в 1900 году в мастерской братьев Грачевых. А их декор был выполнен московскими ювелирами [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Иконы иконостаса созданы по эскизам художников В. М. Васнецова, М. В. Нестерова, Н. К. Бодаревского, Н. П. Шаховского и других. Все они — мозаичные. Исполнялись они с 1894 года Мозаичным отделением Академии художеств, берлинской фирмой «Пуль и Вагнер», итальянскими фирмами Трапани и Сальвиати, а также мастерской Фроловых [4].

По эскизам В. М. Васнецова созданы два образа центрального иконостаса: «Спаситель» («Христос на троне») и «Богоматерь с Младенцем». Особая одухотворенность и нежность свойственна фигуре Богоматери, в глазах которой читается материнская тревога. Образ восседающего на троне Спасителя отличается торжественностью и монументальностью. В левой руке Христа — Евангелие, а правая застыла в благословляющем жесте. Через устремленный на зрителя взгляд нам передается внутренняя сосредоточенность и напряженность Христа (источник фото: [32]).

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Помимо этих двух образов, центральный иконостас украшают мозаичные иконы меньшего формата, созданные по эскизам М. В. Нестерова, в том числе «Троица» и «Христос по дороге в Эммаус» в кокошниках, «Сошествие во ад» и «Вознесение» по бокам. Небольшой образ «Тайная вечеря» в центре создан по оригиналу художника Н. П. Шаховского. На южном иконостасе помещены изображения святой царицы Александры и Николая Чудотворца, на северном — святого Владимира и Марии Магдалины.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Перед северным и южным иконостасом (симметрично по отношению к центральному иконостасу) расположены киоты — места для наиболее почитаемых икон. Это одни из важнейших элементов внутреннего убранства Спаса на Крови. Киоты выполнены из прекрасного уральского родонита (орлеца), коргонского порфира, ревневской, орской и аушкульской яшм — настоящая коллекция отечественного цветного поделочного камня.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Некогда оба киота были заполнены иконами в богатых окладах. Теперь все эти иконы утрачены. Старые фотографии киотов (источник [31]):

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

До нашего времени сохранились лишь две мозаичные иконы по эскизам художника М. В. Нестерова, чье искусство неразрывно связано с русской православной традицией: «Воскресение Христа» в южном киоте и «Святой благоверный князь Александр Невский» в северном. Обе иконы были набраны прямым римским способом в Мозаичном отделении Академии художеств.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаичная композиция «Александр Невский» в северном киоте отмечена чертами «неорусского стиля» и удивительно теплой, лирической интонацией. На ней представлен святой благоверный князь Александр Невский, небесный покровитель императора Александра II, молящийся в домовой церкви. У его ног лежат щит и меч. Князь изображен в кольчуге и доспехах, поверх которых наброшен плащ. Лицо его отрешено от всего земного. Он весь во власти своих мыслей. Мозаичная смальта удачно передает блеск доспехов и оружия князя, тепло горящей в его руках свечи. Слева в окне можно заметить северный пейзаж: золотой закат, главка церкви. Эти детали придают образу национально-лирический настрой и заметно отличают его от других работ.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Мозаика южного киота, «Воскресение Христа», кажется не столь выразительной. Возможно, это связано с излишне светлым колоритом, а также с тем, что художник М. В. Нестеров не всегда учитывал специфику исполнения оригинала в мозаичной технике [31]. Тема, которой посвящено это мозаичное полотно, — Воскресение Спасителя как отражение ассоциативной связи с судьбой убитого Александра II. На фоне мерцающего золотом проема гробницы предстает воскресший Христос с крестом как знаком победы над смертью.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Сами киоты созданы мастерами Екатеринбургской гранильной фабрики. На это ушло целых двенадцать лет: с 1894 по 1906 год [31]. Заказ был почетный, но чрезвычайно трудоемкий. Вот как описывались эти работы в документах управляющего Екатеринбургской гранильной фабрикой: «…все мастера заняты лишь этой работой. Наибольшая часть времени мастеров фабрики, посвящается выполнению из твердой яшмы эффектного и фантастического, но чрезвычайно трудного к исполнению рисунка академика Парланда, что невольно думается, что можно было бы с большим успехом исполнить гораздо скорее и столь же красиво из какого-нибудь другого легко обрабатываемого материала, а не из столь твердого камня» [48]. И действительно, уральская яшма отличается неповторимостью рисунка и красивыми контрастными сочетаниями цветов, но весьма трудна в обработке [42].

Спас на Крови внутри, Санкт-ПетербургСпас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Несмотря на сложность резьбы, мастера создали для киотов Спаса на Крови удивительные растительные узоры.

Верхние части киотов выполнены из больших монолитов родонита. Этот камень получил свое название от греческого слова «родон» — роза. На Урале и Сибири его часто называют «орлецом» (согласно преданию, камень привлекал орлов своим ярко-красным цветом, и они, принимая самоцвет за добычу, приносили его в свои гнезда). Этот камень обладает замечательными декоративными качествами. В киотах Спаса на Крови использован лучший сорт родонита (орлеца) — ярко-розовый (уральское Сидельниковское месторождение) [31].

Общее цветовое решение киотов строится на контрастах природного цвета разных минералов. Так, нейтральный серый оттенок алтайской ревневской яшмы, из которой выполнен цоколь киотов, усиливает звучание сочного цвета родонита верхней части и гармонирует с зеленоватой облицовкой стен. Красивый сам по себе, родонит украшен резьбой из уральских яшм пастельных тонов с красными пятнами [31].

Особая декоративность и нежность тона присущи орской яшме северного киота. Его украшают орнаментальные резные пластины из пятнистой орской яшмы, закрепленные на фоне молочно-белого кварца. Крест и орнаменты центрального кокошника выполнены из аушкульской яшмы [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Орнаменты южного киота сделаны из серо-бежевой нежно-пятнистой яшмы и закреплены на фоне красно-белой орской яшмы [31].

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Цоколь киотов (из ревневской яшмы) и эффектные колонки в цоколе (из темно-красного коргонского порфира) были изготовлены на Колыванской полировальной фабрике [31].

Сень над местом гибели Александра II и ее каменное убранство

Помимо мозаик и многоцветного пола, иконостаса и киотов, большой художественный интерес представляет шатровая сень (балдахин) над местом смертельного ранения Александра II, расположенная в середине западной стороны храма. Одновременно она является идейным средоточием интерьера Спаса на Крови — не менее важным и почитаемым, чем алтарь [4]. Как сказал в своей речи при освящении храма митрополит Антоний, «там, на месте убиения царя, земная мысль о смерти, — здесь, у алтаря Господня, мысль небесная о Воскресении, там побежденная смерть, здесь Воскресением Христовым смерть победившая светоносная жизнь» [4]. Снаружи храма «памятному месту» соответствует мозаичное «Распятие» под колокольней.

Как известно из истории Спаса на Крови, одним из условий, поставленных Александром III перед строителями храма, было сохранить место смертельного ранения его отца внутри церкви. Архитектор Парланд выполнил это пожелание и уделил мемориальной зоне особое внимание. При строительстве это место бережно сохранялось, а над ним была возведена дивная сень.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Само «памятное место» воссоздано из подлинных фрагментов: здесь в неприкосновенности сохранена часть мостовой, покрытой крупными булыжниками, а также часть решетки Екатерининского канала [2]. Заново уложенная часть мостовой (три плиты тротуара и булыжное мощение) и восстановленные перила набережной находятся на семь ступеней ниже уровня пола храма. Эти священные реликвии, обагренные кровью убитого царя, сохранены для потомков как немые свидетели свершившейся трагедии (источник фото: [6]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Возведенная над местом убийства Александра II драгоценная 14-метровая сень выполнена в стиле деревянных «царских мест» XVII века (как, например, Мономахов трон в Успенском соборе Московского Кремля). Она символизирует святость памятного места. Сень была создана из уральских и алтайских драгоценных и поделочных камней по рисунку архитектора А. А. Парланда и установлена в 1907 году [31]. Камнерезные работы выполняли с 1893 года мастера Колыванской шлифовальной фабрики, а также Екатеринбургской и Петергофской гранильных фабрик [4].

А. А. Парланд. Сень над «памятным местом», 1894 год (источник [20]):

Спас на Крови. А. А. Парланд. Сень над «памятным местом» (1894)

Сень представляет собой сложное архитектурное сооружение в виде шатра на четырех колоннах. Колонны выполнены из серо-фиолетовой яшмы, а высокий антаблемент — из ревневской яшмы со стилизованными угловыми вазами из николаевской яшмы [6]. Резной навес (каменные подзоры), соединяющий надкапительные столбики из ревневской яшмы, сделан из благородного уральского змеевика [31]. Столбики дополнительно украшены мозаичными иконами с изображением святых покровителей дома Романовых (источник фото: [33]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Над антаблементом возвышается собственно шатер, состоящий из трех ярусов кокошников, украшенных резным орнаментом. Промежутки между кокошниками разделены розетками из орлеца в виде подсолнухов. Двадцать четыре кокошника изготовлены из ревневской яшмы. Завершает конструкцию восьмигранная пирамида из уральского змеевика с крестом из 112 граненых топазов (по другим сведениям — горного хрусталя).

При таком богатстве отделки не удивительно, что общая стоимость сени почти равнялась стоимости строительства всего остального храма ([10]; [26]). Подробно об истории создания Спаса на Крови читайте в заметке «История Спаса на Крови (храма Воскресения Христова)».

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Ограждает сень балюстрада из розового орлеца (родонита), дополненная ажурной позолоченной решеткой. Балюстрада была изготовлена на Екатеринбургской гранильной фабрике в 1911 году, а затем направлена на доработку на Петергофскую гранильную фабрику. Установлена балюстрада была только в 1913 году.

Внутренняя поверхность свода некогда отличалась удивительно богатой отделкой в технике флорентийской мозаики из драгоценных камней более тридцати видов. Свод был инкрустирован сибирским агатом, яшмой, звездами из граненого топаза (согласно другим источникам, это был не топаз, а горный хрусталь). Только на создание фона ушло около 50 кг бухарского лазурита ([10]; [19]; [31]).

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

К моменту начала реставрации Спаса на Крови стало ясно, что за долгие годы надругательств над храмом сень практически полностью разрушена. Верхняя часть (шатер) отсутствовала вообще. Уцелели лишь яшмовые колонны с надкапительными столбиками и мозаичными вставками, а также часть балюстрады. Реставрация сени закончилась совсем недавно.

Макет Спаса на Крови

Помимо всех вышеописанных достопримечательностей, в соборе можно увидеть макет Спаса на Крови.

Макет Спаса на Крови, Санкт-Петербург

Эта модель была выполнена мастерами фабрики бронзы «Бушнев» в 2003 году (бронза, олово, литье, ручная роспись) и передана в дар Государственному музею «Исаакиевский собор» (филиалом которого является Спас на Крови) от компании StanMark.

♦♦♦♦♦♦♦

Вам также могут понравиться другие интересные материалы о Спасе на Крови:

- История Спаса на Крови (храма Воскресения Христова)

- Подробное описание и фотографии архитектуры храма Спас на Крови в Санкт-Петербурге, а также его декора и мозаики на фасадах

♦♦♦♦♦♦♦

См. также:

- Интерьер собора Воскресения Христова (Спас-на-Крови) в Санкт-Петербурге: сферическая панорама (виртуальный тур)

- Схемы расположения мозаик в интерьере храма Спаса на крови

♦♦♦♦♦♦♦

Посещение храма Спас на Крови в Петербурге: часы работы, цена билетов, как добраться и прочие полезные детали для туристов

Адрес Спаса на Крови: набережная канала Грибоедова, д. 2б, литер А. Ближайшая станция метро — «Гостиный двор»/«Невский проспект» (выход на канал Грибоедова). Как добраться: от станции метро «Невский проспект» нужно пройти вдоль набережной канала Грибоедова примерно 500 метров в сторону уменьшения нумерации домов (см. на карте ниже).

Спас на Крови на карте Санкт-Петербурга

Посмотреть расположение Спаса на Крови на карте Петербурга также можно тут.

В настоящее время собор открыт как музей, но по выходным, а также в дни праздников проводятся утренние богослужения (см. расписание богослужений на официальном сайте).

Режим работы Спаса на Крови следующий. Собор Воскресения Христова (Музей-памятник «Спас на крови») открыт для посещения ежедневно (кроме среды), с 10:30 до 18:00. Работа касс и впуск посетителей прекращаются за полчаса до закрытия. Вечерние программы Спаса на Крови: с 18:00 до 22:30 (только с 1 мая по 30 сентября, выходной день — среда).

Стоимость входных билетов в Спас на Крови: взрослый билет стоит 250 рублей, для студентов, школьников и пенсионеров — 50 рублей. Стоимость аудиогида для посещения Спаса на Крови — 100 рублей.

Вход в Музей камня, расположенный в храмовой часовне-ризнице, стоит 100 руб. Комплексный билет в Спас на Крови и Музей камня — 350 рублей. Цена билетов приведена по состоянию на 2014 год.

Вы можете осматривать собор совершенно самостоятельно или с аудиогидом, либо присоединиться к экскурсионной группе (это бесплатно при условии приобретения входного билета). Группы формируются при входе. Подробная информация о других экскурсиях в Спасе на Крови приводится на официальном сайте музея.

Фотографировать внутри Спаса на Крови разрешается, причем фотосъемка бесплатная.

Вход в храм находится рядом с кассой. Сначала необходимо приобрести в кассе билет, затем пройти через турникет, приложив билет штрих-кодом к считывающему устройству. Вход — через левую (северо-западную) дверь-притвор западного фасада, выход — через правую (юго-западную) дверь (соответственно, входа там нет). Помимо собственно интерьера, внутри Спаса на Крови можно посмотреть стенд со старинными фотографиями, рассказывающими об истории храма. Также там есть интересный киоск с сувенирами: можно купить книги, путеводители, ювелирные украшения, пасхальные яйца.

Спас на Крови внутри, Санкт-Петербург

Спас на Крови является обязательным пунктом посещения для всех туристов, приезжающих посмотреть Питер. Около храма действует крупнейший рынок сувениров в Петербурге, рассчитанный в основном на иностранцев. Также к Спасу на Крови приезжают многочисленные молодожены, чтобы сделать свадебные фото на память.

♦♦♦♦♦♦♦

Использованные источники:

1. Нагорский Н. Спас на крови: Храм Воскресения Христова. СПб., 2013

2. Зуев Г. И. Вдоль канала Грибоедова. — М-СПб: Центрполиграф: МиМ-Дельта, 2006

3. Зодчие Санкт-Петербурга XIX-начало XX века / сост. В. Г. Исаченко; ред.: Ю. В. Артемьева, С. А. Прохватилова. - Санкт-Петербург: Лениздат, 1998

4. Кириков Б. М. Архитектура Петербурга конца XIX-начала XX века: эклектика, модерн, неоклассицизм крови / Б. М. Кириков. - Санкт-Петербург: Коло, 2006

5. Кириков, Б. М. Архитектурные памятники Санкт-Петербурга / Борис Кириков. - [2-е изд., испр.]. - Санкт-Петербург: Коло, 2007

6. Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» – музей четырех соборов. Официальный сайт

7. Константин Маковский. Портрет Александра II (1881) и Портрет Александра II на смертном одре (1881)

8. Храм Спаса-на-Крови, статья в Википедии

9. Елена Ляшенко. Легенды Спаса-на-Крови

10. Собор в честь Воскресения Христова (Спас на Крови) в С.-Петербурге, Православная энциклопедия

11. Архитектор А. А. Парланд, статья в Википедии

12. Голомолзин Е.В. Петербург пешком. Самые интересные прогулки по Северной столице России / Евгений Голомолзин. — М. : Эксмо, 2014

13. Жигало, М. В. Самые известные храмы Санкт-Петербурга / М. В. Жигало, И. А. Тукиянен. - Москва : АСТ : Астрель, 2011

14. Золотая коллекция лучших мест Санкт-Петербурга. – М. : Эксмо, 2012

15. Лисовский, В. Г. Леонтий Бенуа и петербургская школа художников-архитекторов / В. Г. Лисовский. - Санкт-Петербург: Коло, 2006

16. Андрей Зайцев, Арсений Загуляев. Споры о храмовой архитектуре: «наше наследие», или «лучше бы снесли большевики» // Нескучный сад, 15.03.2013

17. Спас-на-Крови: исторические фотографии и описания в журнале suosaari82

18. Мемуары А. Н.Бенуа

19. Очерки / Авсеенко В. Г. – Москва: Директ-Медиа, 2012

20. Спас на Крови на архитектурном сайте Citywalls

21. Панорама Невского проспекта (В. С. Садовникова)

22. Покушение на Александра II. Взрыв снаряда не Екатерининском канале 1 марта 1881 г. Гравюра на дереве. 1881 г.

23. Виктор Кельнер. 1 марта 1881 года: Казнь императора Александра II / Сост., предисл. и коммент.- Л., 1991

24. Собор Воскресенский (Спас на Крови) в Петербурге

25. Максименко В.А. Реставрация памятников архитектуры второй трети 19 века. Храм Воскресения («Спас на крови»)

26. Фокин, М. М. К столетию освящения храма Воскресения Христова (по материалам петербургской прессы) // История Петербурга. - 2007. - № 4. - С. 95-99

27. Пономарев, И. А. "Меж гробницами внука и деда заблудился взъерошенный сад": (Михайловский сад) // История Петербурга. – 2007. – N 6. – С. 6-17

28. Людмила Леусская. Ограда Михайловского сада: Железные цветы не вянут, но ржавеют

29. Реставрация ворот и фонарей ограды Михайловского сада в Петербурге

30. Кружево Михайловского сада

31. Спас на Крови: подробное описание истории, архитектуры и интерьера на сайте Государственного музея-памятника "Исаакиевский собор"

32. Спас на Крови: большая подборка фотографий экстерьера и интерьера

33. Искусство мозаики. Спас на Крови

34. Харламов, Николай Николаевич, статья в Википедии

35. Кириченко, Евгения. Российская Голгофа // Русское искусство. - 2012. - № 2. - С. 24-31

36. «Петербургский альбом». Спас на Крови

37. Троице-Сергиева пустынь на архитектурном сайте Citywalls

38. Архитектурно-градостроительный процесс: Регламентации и свобода / Отв. ред. И.А. Бондаренко. М., 2013

39. О русском художнике Михаиле Нестерове

40. Курляндский, В. А., Пятинин В. Ф. Спас на Крови, послание на стенах // История Петербурга. - 2006. - № 1. - С. 25-27

41. Хойслер Й. К. Винклер и его художественно-строительно-слесарный завод "Карл Винклер" в Санкт-петербурге // История Петербурга. - 2007. - № 4.- С.32-40

42. Музей камня в ризнице Спаса на Крови

43. Парланды в Петербурге

44. Реставрация ограды Михайловского сада

45. Юбилей Альфреда Парланда и памятник на могиле

46. К вопросу о месте захоронения А.А.Парланда

47. Сергей Смирнов. Врата Спаса на Крови. // Наука и жизнь, 2011. т.№9.-С.61-64

48. Возвращение утраченных крестов иконостаса Спаса на Крови

49. Воронова В. Н. Воссоздание утраченных технологий при реставрации храма Воскресения Христова (Спаса на Крови)

50. Мозаика внутри Спаса на Крови: фотоальбом

51. Первая частная мозаичная мастерская в России

52. Спас на Крови, фотографии наружного и внутреннего убранства


Источник: https://www.mishanita.ru/2014/10/08/23755/


Поделись с друзьями



Рекомендуем посмотреть ещё:



Роспись потолка и стен собора Воскресения Христова. Спас-на Сад своими руками оригами

Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови Все росписи спаса на крови

ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ